TEST

Дочь, будучи студенткой, ради прописки подарила своему мужу 1/10 часть её комнаты в нашей квартире

Зашёл на работе разговор о детях, их спутниках жизни и долях в квартире.

Одна коллега с гордостью сообщила о том, что не стала принимать наследство после мужа, всё сыну отдала. Дескать, родная кровь, не бросит, не выгонит.

Вторая начала её переубеждать, что всякое в жизни бывает. Я тоже высказала своё мнение, рассказав о случившемся в нашей семье.

Квартира была приватизирована на три лица: я, мама и папа. Моя дочь Ксюша родилась уже после этого. После того, как папы не стало, две трети жилплощади стали принадлежать моей маме, я оформила отказ.

Мама, ещё при жизни, завела разговор о том, что хочет позаботиться о будущем внучки. Мало ли, я замуж выйду, или ещё детей рожу. Она попросила, чтобы в случае её ухода я отдала Ксюше третью долю недвижимости, поделив с дочкой пополам наследство после неё.

Как меня все отговаривали! Но решение поступить по совести легко мне далось. Так Ксюша стала собственницей одной из комнат в трёшке. Она тогда училась в школе, подростковый период проходил гладко, у нас были прекрасные отношения.

Ксюша окончила школу, поступила в институт, влюбилась. Её избранник не понравился мне с первого взгляда: морда наглая, сам из деревни, на лбу написано — лишь бы что урвать. Дочь же недостатков Филиппа не замечала.

На третьем курсе они решили жить вместе. У нас дома, в Ксюшиной комнате. Тогда мы с дочерью поругались первый раз в жизни. Она кричала, что она хозяйка и себе, и своим квадратным метрам. Ладно, если бы речь шла просто о проживании, я бы ещё подумала, но вместе с вселением Филипп просил постоянную прописку. Регистрацию, как сейчас говорят.

Я даже разделила лицевые счета и выделила доли через суд, чтобы дочь сама платила за свою комнату, устроившись на работу. Думала, что проверки трудоустройством и безденежьем их отношения не пройдут.

Филипп не работал, пока Ксюша вечерами моталась по подработкам. Единственная польза — продукты, присылаемые ему родственниками. Он считал этот вклад в их быт приличным.

Я была готова костьми лечь, лишь бы этот молодой человек исчез из жизни Ксюши. Вызывала полицию, чтобы они его выводили. Меняла замки.

Об их бракосочетании я узнала лишь тогда, когда Филипп открыл входную дверь с ноги. Ради регистрации Ксюша додумалась подарить этому проходимцу десятую часть своей комнаты. Как собственника его зарегистрировали. И начался ад. И для меня, и для дочери.

Он почти сразу бросил Ксюшу, и ей пришлось переехать на мою территорию. Он не гнушался приводить к нам в дом подружек, доводя нас до слёз. Приглашать погостить деревенских друзей, однажды его хабалка-сестра прожила у нас почти месяц. А как он отпраздновал развод! Вспомнить страшно.

Это сейчас понятно, что он целенаправленно портил нам жизнь, доводил до нужной кондиции, чтобы мы готовы были согласиться купить его два квадратных метра и восемьдесят сантиметров за любые деньги, да не вышло. Предварительно охомутав Ксюшу, вскружив ей голову. А ведь он даже не соизволил познакомить Ксюшу с его родственниками!

Нас с Ксюшей спасло чудо: мама Филиппа оказалась святой женщиной. Узнав от своей дочери о творящемся у нас дома, она сразу приехала. Она таскала эту недоросль за ухо, метелила его сумкой по спине, кричала на весь дом. Именно она отвела своего сына за ручку к нотариусу, заставив вернуть долю Ксюше.

Ксюша рыдала. Как и я. А эта святая женщина, по нелепому недоразумению породившая алчного альфонса, мне показалось, вмиг постарела: такого разочарования в глазах я не видела ни разу в жизни.

Мы продали трёхкомнатную квартиру, купив две однокомнатных. Но квартира дочери записана на моё имя. По её настоянию. Она до сих пор не может поверить в случившееся, очень боится, что на жизненном пути ей может встретиться ещё один Филипп.

Таких историй — тысячи: выброшенные на улицу старики, рыдающие в коммуналках облапошенные отцы и матери, бесквартирные дети. Можно прожить с человеком десять, двадцать, тридцать лет, и не знать, что он из себя представляет. Любовь приходит и уходит, а личная квартира — один из столпов уверенности в завтрашнем дне.

Был сделан ещё один вывод: я плохо воспитала дочь. Такие не нужны этому миру. Доверчивые, открытые, честные. Готовые отдать дорогому человеку последнюю рубашку.

Записано со слов Натальи С.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *